Сельский доктор

Без рубрики

Врач на селе – совсем не то же самое, что в большом городе: чаще всего ему приходиться брать ответственное решение на себя, ведь пациенту не важно, кто перед ним – хирург, невропатолог, или кардиолог. Ты врач – значит, должен помочь, вылечить.

В преддверии 21 июня, Дня медицинского работника, мы поговорили с бессменным участковым терапевтом и заведующей Пригородным амбулаторным отделением Светланой Александровной Денисюк.

По маминым стопам

— Светлана Александровна, расскажите, как вы стали врачом?

— Моя мама Татьяна Дмитриевна Щетникова — фельдшер. Она 63 года проработала в медицине, папа – был водителем, сегодня его уже нет с нами. Мама моя, хоть и простой фельдшер, но спасла многих людей. Я это всё сама видела. У нас тогда ещё участковая больница была. Привезли как-то на телеге скотника. Я побежала вместе с мамой. Мужчине лошадь копытом содрала кожу на лице. Всё лицо было изранено. Она зашила ему так хорошо, как в косметическом кабинете. И никуда его не повезли – всё здесь сделали. Ребёнка как-то спасли. У него была молочница (мама не очень социально благополучная): во рту у малыша всё было обложено слоем молозива. Он уже задыхался, синий был. Моя мама прямо пальцем всё это убрала. Малыш задышал, порозовел. Этот мальчик сейчас уже вырос большой стал. Такие случаи не забываются.

Сейчас мама уже пожилая, ей 87 лет. Её все знают от мала до велика. Она ещё бодрая, хоть и ходит с тросточкой.

Путь в профессию

Я всегда мечтала стать медиком. С мамой часто ходила на вызовы. Мне всегда это очень нравилось и нравится до сих пор. В детстве я мечтала лечить жителей нашего посёлка. И вот, моя мечта сбылась.

— Где вы получили образование?

— Здесь у нас тогда была школа-восьмилетка. После я училась в Кемерове, на Предзаводском, и в 1973 году закончила 10-й класс. Первый год у меня не получилось поступить в медицинский. Все экзамены сдала на пятёрки, а письменный по физике – на тройку. И не прошла. Ничего, год проработала в совхозе. Сначала музыкальным работником в садике, потом на теплицах, с женщинами-тепличницами. А на другой год подготовилась получше и поступила в институт. В 1981 году я его закончила, прошла интернатуру.

— А как вы попали на работу в родное поселение?

— Нина Петровна Васильева – главный врач районной больницы — поставила меня в родном селе врачом, заведующей амбулатории. Здесь своих врачей тогда не было, приезжали, уезжали… С тех пор, ещё с 1981 года, я и работаю здесь терапевтом и заведующей. Какое-то время ещё и приём детей вела: 30 лет у нас не было педиатра. Первого августа будет 39 лет, как я работаю. Это, конечно, много. Но мне нравится моя профессия, моя работа.

Почти родные

— В чём специфика работы сельского врача?

— С 8 до 12 часов я веду приём. После 12 хожу по вызовам. Если вызовов нет, активно хожу к хроническим больным. Бывает, пойду к одному, а по дороге к каждому захожу проведать, особенно, к пожилым. Ну, и бумажная работа потом. Прихожу в амбулаторию и занимаюсь документацией.

Я живу в посёлке на горе. Здесь я вообще, как домашний врач. В любое время дня и ночи могут прийти. Легко в том плане, что меня все знают и я всех знаю. У нас население хорошее, с ними легко. Жители все уже такие родные. Я с удовольствием хожу к бабушкам. Общаемся с ними уже как с родственниками.

— Амбулатория в Пригородном сегодня отличается от той, что была раньше?

— Районная больница сейчас хорошо помогает. Если машина нужна – дают машину. Скорая к нам оперативно приезжает. Если надо — на дом выезжают доктора и неврологи, и хирурги, и окулисты – узкие специалисты.

На днях, буквально, одному пациенту нужна была консультация хирурга. Я к нему сходила, позвонила в больницу — и в среду уже хирург приедет.

Вообще, в сельских больницах, мне кажется, даже лучше, чем в некоторых городских – в плане диагностики, внимания к пациентам. Мы и роды принимали, и шили — любую помощь оказывали.

Из постоянных врачей я одна. И как участковый терапевт, и как заведующая. Но два раза в неделю приезжает педиатр, два раза — гинеколог и два раза — стоматолог. У нас есть все необходимые аппараты, хорошо оборудован стоматологический кабинет. Берём анализы на сахар, холестерин, ставим капельницы: работаем в полном объёме. Есть дневной стационар, в котором мы проводим процедуры, а потом люди уходят домой.

Практика в цифрах и фактах

— Много ли людей обращается к вам за помощью?

— На приём каждый день приходит 12-15 человек, а если добавляются ещё и ребятишки, то до тридцати. Детей у нас много. Население — больше трёх тысяч человек и почти 800 детей. Дети идут на приём, на прививки — в день человек 20 бывает. А зимой количество посетителей ещё больше – до сорока доходит.

— Чем чаще всего болеют ваши пациенты?

— Очень часто деревенские жалуются на остеохондроз, потому, что огороды держат. Особенно пожилые люди не могут никак расстаться с хозяйством. И гипертоники есть, как везде. Погода меняется, и люди метеозависимые жалуются. Но я бы не сказала, что как-то особенно сильно болеют. Большинство не хотят тщательно заниматься своим здоровьем. Идёт диспансеризация, приходится их уговаривать. Все считают, что они здоровы.

На приём идут и с травмами, и с проблемами урологического характера, и с ЛОР-проблемами. Если сами справляемся — то лечим, если нет – отправляем к специалистам.

— Изменилось ли что-то в связи с эпидемией коронавируса?

— Сейчас, в связи с эпидемией, поток больных на приёме стал меньше. Я больше хожу по домам. И психологически ситуация несколько поменялась. Люди спрашивают: «А есть у нас с положительным результатом на коронавирус?». Слава Богу, нет. Бабушки мне доверяют. Я их успокаиваю. Это работает порой лучше, чем лекарство. В больнице мы соблюдаем режим. Используем и шапочки, и маски, и перчатки, и обработку проводим по графику. И люди тоже как-то стали придерживаться режима. Все всё соблюдают, даже бабушки.

— Светлана Александровна, вы столько лет работаете на одном месте. Неужели никогда не хотелось что-то поменять?

— Если честно, в 1994 году я хотела уйти в областную больницу в профцентр. Я там проходила специализацию. У нас каждые пять лет — обязательное повышение квалификации. Мне так понравилось в областной больнице, там пациенты, в основном, шахтёры. И коллектив хороший, и сама работа. Но у меня заболел муж, и я передумала. Сначала вроде жалела, а сейчас нет.

Личная жизнь

— Еще Чехов писал, что сельский врач не принадлежит себе. Остаётся ли у вас время на какой-то отдых, на личную жизнь?

— Я люблю отдыхать с друзьями. У меня очень хорошие одноклассники. Прошло много лет с окончания школы, но мы до сих пор дружим. У нас очень хороший класс! Кто-то уже ушёл из жизни, кто-то уехал, осталось восемь человек. Иногда мы собираемся все вместе, жарим шашлыки, общаемся, справляем дни рождения. Есть у нас гитара, баян. Не подумайте, что это какая-то гулянка. Просто нам вместе хорошо, весело. Нахохочемся, наобщаемся! Кстати, мой муж Владимир тоже мой одноклассник. Вместе учились в школе, жили в одном посёлке. Володя ушёл в армию, потом вернулся, и мы поженились в 1978 году. Затем муж поступил в Новосибирский сельхозинститут на факультет инженерная механика. Работал главным механиком завода КОРМЗ, потом перешёл в совхоз на должность главного инженера, и на ТЭЦ работал. Сейчас он болеет, уже 17 лет парализован.

— А кем стали ваши дети, приняли ли они медицинскую «эстафету»?

— В 1979 году у нас родился сын Дмитрий. Он закончил истфак Кемеровского университета, потом Омскую академию МВД и аспирантуру. Сейчас работает главным специалистом в областной библиотеке.

А вот дочь Светлана закончила биофак того же университета. Работает в частной фирме «Радуга звуков». Подбирает слуховые аппараты. Она тоже хотела связать жизнь с медициной, но всегда боялась крови, поэтому в медицинский и не пошла. Но, всё равно, она медик, как и я с мамой.

У сына есть дочка Маша. Ей уже 7 лет, скоро пойдёт в школу.

У дочери — сын Артём, он учится в 41 гимназии.

Они живут в городе, но часто приезжают. Каждые выходные, практически. Артём поливает огород, что-то колотит, деревья обрубает. Скучает по деревне.

Жизнь продолжается

— Светлана Александровна, сейчас, с высоты прожитых лет, вы смотрите на свою жизнь, и что вас радует? О чём грустите?

— Карьеру я, конечно, не сделала. Но, видно, так распорядилась судьба. Я об этом не жалею. Мне очень трудно ходить на кладбище, там так много людей, которых я знала. Я так много могу рассказать о них: как жили, чему радовались, как болели. Вот это — тяжело.

Я не собираюсь на покой, хотя давно на пенсии. Было бы здоровье. Я стараюсь поддерживать его в форме: езжу в санатории. По морям не езжу, как-то не моё это. Люблю ездить отдыхать в Белокуриху, санаторий «Борисовский», и своим больным это советую.

У меня большой дом, маленький огород. Всё сажаю, банки закатываю. Дети мне помогают, но сами знаете, что такое свой дом. Когда есть время, люблю читать что-нибудь лёгкое, или классику, или умные книжки по психологии. Признаюсь, что люблю смотреть сериалы.

А ещё я не могу без живых цветов. У меня есть две клумбочки, на которых растут циннии и розы. Сажаю и однолетники: бархатцы, анютины глазки и астры. Дома у меня постоянно стоит на столе букет. Зимой беру хризантемы (они дольше стоят). Сейчас передо мной в вазе — герберы.

— Расскажете о своих мечтах?

— Мечта у меня одна: я хочу поработать побольше! Не хочу болеть, не хочу дома сидеть.

Михаил Логунов