Законы поля

живи, село!

Профессия агроном – одна из древнейших на земле. В давние времена, когда наши предки перешли от охоты и собирательства к земледелию, они начали постигать законы полей. Ведь именно из этих двух слов «агрос» — поле и «номос» — закон  и складывается название этой профессии.

Крестьянин – это не только тот, кто поливает потом поля, прикладывая к ним тяжёлый физический труд, но и тот, кто своим разумением проникает в тайны земли, чувствует биение её живого пульса, угадывает её настроение и, наиболее благоприятный момент, когда она может отблагодарить его за понимание обильным и богатым урожаем.

Мы продолжаем цикл статей, посвящённых труду селян, и сегодня у нас в гостях – агроном сельскохозяйственного производственного кооператива «Береговой» Владимир Белов.

С самого своего рождения в селе Шумиха Владимир Анатольевич – житель Кемеровского района. Его мама Надежда Ильинична работала бухгалтером кооператива, а отец Анатолий Иванович нёс службу в районном ГАИ.

Случайный выбор

— Владимир Анатольевич, как произошло ваше приобщение к профессии агронома?

— После окончания Береговской средней школы в 1991 году я поступил в Кемеровский сельскохозяйственный институт, тогда он назывался Кемеровский филиал Новосибирского аграрного университета. Почему я пошёл именно в этот ВУЗ? Как-то раз из сельхозинститута к нам в школу приехали представители, прорекламировали, рассказали, что у них можно получить профессию инженера, агронома, экономиста. В то время интернета ещё не было: информацией о том, куда можно поступить, мы особо не владели, поэтому многие туда и направились. Я собирался стать механиком, но родственники из совхоза «Ударник полей» Промышленновского района посоветовали: «Иди агрономом. Работа не тяжёлая. Ничего делать не надо». И я пошёл на агронома. Тогда я ещё не представлял, куда я иду.

В 1991 году учиться было тяжело: в городе была разруха. Выручало только то, что из дома можно было каких-то продуктов привезти. Но справился. Закончил обучение в 1996 году. Мама работала в совхозе «Береговой», и я тоже пошёл на это предприятие: куда Сергей Николаевич Поликов поставил – там я и пригодился. Сначала пару месяцев трудился бригадиром овощеводов. Потом, в июне 1996 года, меня перевели на кормопроизводство бригадиром, ещё через пятнадцать лет — начальником цеха кормопроизводства, и вот уже 9 лет я тружусь на этом посту.

Немного технологии.

— Владимир Анатольевич, скажите, в чём именно заключается ваша работа?

— Наша задача проста — вырастить качественный корм для коров. Хотя вырастить – это одно, а надо ещё убрать его, заложить на хранение, законсервировать в хороших погодных условиях. Мы стремимся, чтобы анализы корма, которые обязательно берут в нашей лаборатории, показали, что наша продукция максимально приближается к первоклассному уровню.

Хотя 100 % не всегда получается. Сами знаете, какие у нас погодные условия: то дожди, то грязь, то ранние заморозки. Как-то раз мы с директором Сергеем Николаевичем Поликовым ездили на семинар в Новосибирск. Там был один немец. Он объяснил, как нужно убирать сено, чтобы оно было качественным. Он говорит, что косить надо на такой высоте, чтобы валок ложился на стерню, не касаясь земли, так, чтобы как можно меньше грязи попало на корма. Когда такой корм консервируется, в нём начинают развиваться не гнилостные бактерии, а полезные. И таких нюансов, которые нужно учитывать при уборке и заготовке, огромное множество.

Вот, например, когда корм закладывается в силосные ямы, его трамбуют тяжёлыми тракторами. Если его плохо утрамбовать, то останется много воздуха и корм может испортиться.

В общем, наша цель – вырастить и заложить корм, чтобы он был самого высокого качества.

Один день из жизни

— Владимир Анатольевич, опишите хотя бы один день из жизни агронома, чтобы нашим читателям стало понятно, как вы работаете

— В 7 часов 15 минут на раскомандировку приходят механизаторы и ждут. В это время, в режиме видеоконференции, Сергей Николаевич Поликов, который находится в своём управлении, в главном офисе, заместитель директора Леонид Сергеевич Поликов, главный инженер, начальник цеха овощеводства, и я, каждый на своём рабочем месте докладывает об итогах работы по предыдущему дню. Затем мы планируем, что нужно сделать сегодня, и какими ресурсами мы располагаем. Буквально, пофамильно решаем, кто из механизаторов и что именно будет делать.

В момент нашего с вами разговора осталась только уборка капусты и кукурузы. Мы обсуждаем, какие ресурсы наш цех должен предоставить на уборку капусты: транспорт, трактористов. Евгений Николаевич Козлов – начальник цеха овощеводства — также направляет мне технику, которая у него есть. Сергей Николаевич всё это слушает, мы обсуждаем, и он какие-то коррективы вносит: «Нет, мы это сделаем по-другому, эти машины туда отдадим, а эти наоборот». Ситуация обсуждается коллегиально, выбирается оптимальный вариант, чтобы велась уборка и капусты, и кукурузы.

В данный момент мы все зерновые культуры убрали. Осталась только кукуруза на силос. Её уборкой занимаемся мы. После раскомандировки, первым делом, заехал на сенажную яму, убедился, что два больших трактора, которые трамбуют силосную массу, пришли на место. Выезжаю с территории животноводства, где эта яма находится на поле, где у нас растёт кукуруза, смотрю: «Комбайн пришёл? Пришёл. Техника пришла — у меня сегодня работает 3 КамАЗа и 9 тракторов? Пришла». Вижу: машины подъезжают, грузятся. Если кого-то не хватает – в мобильном телефоне есть система слежения. Смотришь, где каждый из моих механизаторов находится. Цепочка отлажена, масса с поля пошла. Заезжаю на яму. Автомобили сваливают силосную массу. Процесс пошёл. Полдела сделано.

Дальше предстоит работа с документами. Уборка через неделю-полторы закончится. Надо подвести предварительные итоги. Бухгалтер звонит, уточняет списки. Надо посмотреть, кто у нас выбился в передовики, а кто – в прогульщики, надо подсчитать и расставить коэффициенты. Кто лучше, кто хуже поработал. То есть надо, чтобы процесс не останавливался, и цепочка не рвалась.

Во многом всё зависит от людей. А люди все разные: один утром подходит, просит отпустить, у другого больничный образовался. И начинается головоломка. Подходит человек: «Мне надо сегодня в три часа уйти – кровь из носу!». Подумал: «Ладно, тебя подменит тот, который был на ремонте». Он большой трактор «Holland» вчера помыл (там, кстати, много надо мыть) и поставил его на зимнее хранение, и он просто заменит другого, который капусту возил. Двоих свёл, и в три часа – передача трактора: «Ты свободен, а ты садись и езжай на капусту».

Знак качества

— И, всё-таки, существует ли критерий оценки вашей работы помимо лабораторного анализа?

— Конечно, существует. Я всегда расспрашиваю тех, кто раздает корма: «Ну как? Вот сейчас сенажом кормите, который летом заложили: всё съедают, или остаются объедки?». Если корма невкусные, то коровы их есть просто не будут. Дойные, импортные коровы съедают всё подчистую.  А вот у молодняка иногда что-то остаётся. Главное, для чего мы трудимся – это молоко, вот и делаем для себя выводы, думаем.

— Это качественные показатели, а не могли бы вы привести несколько цифр?

— Сейчас мы заготавливаем силос. На данный момент его 6 тысяч тонн. Нам осталось еще 150 гектаров убрать. Значит, будет ещё 2 — 2,5 тысячи тонн. Это — силос зелёной массы. Он консервируется, а через два месяца (точнее, дней через 50) будет готов. Итого, 10 тысяч тонн заготовлено, умножаем на коэффициент 0,7 – 0,8, так как готовый продукт чуть меньше по весу.

Когда корм хороший, берёшь его в руки зимой – он пахнет приятно. Животные его охотно едят.

— День страды напряжённый? Приходите рано, задерживаетесь допоздна, мотаетесь по полям?

— Да, летом выходных у нас как-то и не бывает. С выходными, как горожане, мы работаем только зимой. Зимой у нас обычная 40-часовая рабочая неделя.

Правильный путь Владимира Белова

— А есть ли у вас время на семейную жизнь?

— Да, я женат, у меня трое детей. Жена – Вера Владимировна Белова, работает ведущим специалистом в администрации Береговой сельской территории. У неё в деревне бабушка жила. После окончания школы, в 2002 году, она приехала к ней в гости – там и познакомились. Я покатал её на машине, показал, как люди живут в деревне. Она и осталась, подарила мне трёх замечательных детей. Дочь — Ольга Владимировна — уже почти взрослая: в этом году закончила школу и поступила в Томский университет на специальность, связанную с экономической безопасностью. Сыну Михаилу 13 лет, а младшему Арсению скоро будет 3 года.

У меня, как у всех селян, есть домашнее хозяйство: держу овец, свиней, гусей и кур. Люблю, когда на столе — домашнее чистое экологическое мясо. В городе в магазине оно какое-то не такое — вкус какой-то странный.

— Есть ли у вас главный принцип, которого вы стараетесь придерживаться?

— Я не люблю, когда врут. Вот как-то сын сломал топор и молчком положил его в угол. Я ему говорю: «Ты скажи сразу, а то мне понадобится, а топор сломан». Не надо бояться правды. И на работе так: стоит перед тобой работник, оправдывается, чего-то врёт. Ты скажи честно, что загулял, не отнимай время. Мало кто понимает, что ложь мешает принимать правильные решения, а, значит, ведёт нас неправильным путём.

Строго говоря, забота о правде лежит и в основе профессии агронома. Кто, как не он, отвечает за то, чтобы продукты, которые попадают к нам на стол были без обмана, без «какого-то странного вкуса», экологически чистые. Чтобы в кормах не было химии, а вкус молока, которое мы пьём, напоминало вкус парного молока из детства.

Добавить комментарий