Там ещё и работать надо

Наши люди

И снова – о горняках, их династиях и отношении к жизни. Сегодня мы познакомим вас с человеком, в семье которого, минимум, 10 родных людей, которые работают или трудились на угледобывающих предприятиях; проходчиком, который отдал шахте Первомайской почти четверть века; обладателем нагрудного знака «Шахтёрская слава» третьей степени; жителем посёлка Разведчик – Александром Владимировичем Шуговитовым.

Династия

— Александр Владимирович, ваша семейная династия началась с родителей?

— Нет, отец работал здесь, в поселении, в геологии, а мама была домохозяйкой.

— А на сегодня в вашей большой семье кто работает, или трудился на угледобывающих предприятиях?

— Я работал, жена Марина Михайловна работает, тёща и тесть работали, два родных брата — Виктор Владимирович и Геннадий Владимирович, сын Сергей Александрович, шуряк работал, зять даже, а ещё – сват.

— Кем трудятся ваш сын и супруга?

— Он на «Первомайской» бугрит на добычном — бригадир. А жена в этом году перешла с «Первомайской», где 37 лет отработала, на насосную станцию Барзасского разреза.

Пограничник, водитель, проходчик

— Александр Владимирович, вы с самой юности работали в шахте?

— Нет, после школы я в армию пошёл. Служил в погранвойсках на Дальнем востоке с 1977 по 79 год. Закончил службу старшиной запаса погранвойск (отучился в Школе сержантского состава). Пришёл, стройный, как кипарис.

— Все девчонки, наверное, штабелями падали?

— Было дело. Только давно и неправда. Ещё пять лет после армии «фестивалил», выбирал.

— И как вы свою супругу-то выбрали?

— Не знаю, что-то такое свершилось…

— А сейчас вы друг к другу так же тепло относитесь?

— Горячо!

— А эти пять лет, Александр Владимирович, вы где-то учились, работали?

— Сначала на курсы водителей пошёл учиться. Пошоферил маленько, потом в органах четыре с лишним года водителем отработал. А потом пошёл на курсы и – на шахту «Первомайскую». Ну, и там почти 25 лет отработал, до инфаркта в 2008 году (в 49 лет). Домой пришёл, и – всё, больше на работу не вышел. И так бывает.  

— И чем вы сейчас занимаетесь?

— Когда как. Огород, рыбалка, недавно сыну стройку маленько делали. Они тут, в Разведчике, летом живут: внуки и внучка любят здесь на природе бывать.

Жизнь совсем другая, чем в шахте, где всё круглый год одним цветом.

Круглое катали, квадратное таскали

— Четверть века – большой срок. Александр Владимирович, кем вы работали на «Первомайской»?

— Работал я проходчиком. И звеньевым был, и, бывало, за бригадира оставался в выходные. Работали, как кони. Там же нет кранов, вороваек и погрузчиков. Есть руки, плечи, лопата, кайло, кувалда. «Зарубились» и – вперёд: штрек резать, рубить породу, метры давать. Круглое катали, квадратное таскали.

Берёшь лес (дубьё), железо (особенно, в 4-ю смену) и таскаешь. Потом месишь бетон и крепишь затяжку. Это сейчас попроще стало: перешли на анкера, а раньше было так.

— А были какие-то серьёзные ситуации во время работы?

— Всё было, и взрывы, и выбросы. Однажды потолок упал, меня немного «цапануло», вырубился на доли секунды. У меня двоюродный брат при большом взрыве метана в 95-ом погиб в шахте. Тут, как говорится, у кого какая судьба. Она и на горах может поймать, и на автобусной остановке, и в машине. Кому что отведено – от неё не убежишь.

О профессии

— Александр Владимирович, а если бы вам заново пришлось выбирать профессию, вы бы пошли снова в шахтёры?

— Почему бы и нет. Раньше у шахтёров был заработок, были почёт и престиж. И пенсия была: за 10 отработанных лет в шахте – 120 рублей, а чуть побольше — 160. Тогда и заработки-то не у всех такие были. Сейчас, правда, если 10 лет отработаешь – пойдёшь в 50 лет на пенсию, а не в 65. Ну, а если 20-25 лет отработал, то пенсия есть дополнительная, кузбасская.

— Какой-то особенный характер должен быть у тех людей, кто приходит и остаётся работать на шахте надолго?

— Главное, не бояться, смелым быть. Не говоря уже о том, что там же ещё и работать надо! Это тебе не наверху на солнышке греться!

— Александр Владимирович, чего вы пожелаете себе и своим коллегам в преддверие профессионального праздника?

— Здоровьица бы побольше. Чтобы и детям помочь, и с внуками понянчиться.